Славянские Боги наших предков. Кого мы помним и кого чтим?

Деление славянских Богов на светлых и темных

Северные сказания говорят, что Род, Бог-Творец, создал славянский мир и разделил его на три части: Правь, Явь и Навь. В Прави живут светлые славянские Боги. В Яви – люди и стихийные Боги. В Нави – тёмные Боги.

Это деление простое, однако, современный человек часто понимает его неправильно. Мы привыкли соотносить «свет» с «добром», а «тьму» со «злом». Поэтому многие ошибочно считают, что только славянские Боги мира Прави заслуживают почитания. Древние славяне относились к Богам Нави с неменьшим уважением, чем к Богам мира Прави, хотя побаивались их. Однако, в славянской картине мира Навные, Темные Боги нужны, нельзя обойтись без них.

Славянские Боги мира Нави

Властитель Нави – Чернобог, брат Белобога. Этот темный Бог вовсе не воюет со своим братом, он лишь выполняет свою работу, очень важную, но неоцененную многими: Чернобог разрушает то, чему в мире Яви больше нет места.

Другие славянские Боги мира Нави тоже существуют для того, чтобы не давать миру остановиться в развитии. Кроме того, именно Навные Боги охраняют мир мертвых и стоят на границе между упорядоченным миром и хаосом. К славянским Богам Нави относим Морену, Кощея, Вия. Даже Славянский Бог Зимнего Солнца Коляда большую часть времени  проводит в мире Нави.

Языческие религии

Религиозные представления древних египтян, греков, римлян, кельтов и других народов во многом похожи, так как с помощью божественного вмешательства люди пытались объяснить непонятные им явления природы или собственные чувства. Именно поэтому существовали боги гнева или боги любви. Люди приписывали человеческие качества сверхъестественным существам, чтобы объяснить природу сильных чувств, с которыми не могли справиться.

В современном понимании язычество это:

  1. Для христиан — любая религия, не имеющая отношения к христианству. С точки зрения христианина есть только один Бог — Господь наш Иисус Христос и другие «боги» не существуют, а, значит поклоняться им нельзя. Об этом гласит и Библейская заповедь.
  2. Все религии, исповедующие многобожие.
  3. Обрядоверие — вера в мистическую силу церковных обрядов, оторванная от Священного Писания. К сожалению, язычество встречается и среди тех, кто искренне считает себя христианином, но при этом не знает основ вероучения, предавая значения внешним обрядам — «поставить свечку», «прочитать молитву от порчи и на удачу». Все это не имеет отношения к православию.

Общепринятая точка зрения о религии славян

Иван Соколов. Ночь накануне Ивана Купалы (фрагмент). 1856

Пантеон славянских божеств был многочисленным и сложным. Помимо огромного количества сверхъестественных существ низшего порядка (оборотней, упырей, духов), славяне верили в высших богов, которые и управляли вселенной. Верховным божеством был Перун — бог грома, покровитель воинов. Почитались также бог скотоводчества и загробного мира Велес, бог неба Стрибог, женское божество Мокошь и другие. Храмов у славян-язычников, скорее всего, не было (хотя деревянные постройки могли не сохраниться), и ритуалы проводились под открытым небом, в лесу, на так называемых капищах. Реконструировать эти ритуалы сложно, но в этом помогают сохранившиеся до наших дней языческие обычаи.

Балтийское язычество

Балтийские народы сейчас — сравнительно немногочисленная группа, включающая людей, говорящих на латышском и литовском языках. Но когда-то племена балтов жили также на территории современной Польши и Беларуси, а ещё Калининградской, Московской и Смоленской областей. Их языки очень близки к славянским, благодаря чему культуры древних балтов и славян сильно повлияли друг на друга. Это отразилось и на их мифологиях, в которых учёные находят немало пересечений.

Балты интересны ещё и тем, что об их языческих верованиях сохранилось немало информации. Равноудалённые от Рима и Константинополя и не имевшие морских контактов со всем миром, как скандинавы, балтийские племена приняли христианство одними из последних в Европе. Латвию обратили силой в начале XIII века, официальной датой добровольного крещения Литвы вообще называют 1386-й. Причём это — только год обращения правителя и его ближайшего окружения: на уровне простого народа дохристианские культы сохранялись ещё несколько веков.

Конечно, часть балтов и до этого обратилась в новую религию усилиями отдельных проповедников и торговцев. Но всё это создало условия для долгого сосуществования христианства с языческими традициями, благодаря чему как соседи балтов, так и они сами, заимствовали латинскую письменность и оставили записи о своей религии.

Ключевую роль в христианизации Латвии сыграл Ливонский рыцарский орден

Правда, тут не обошлось без своих проблем. Древние египтяне или греки старались упорядочить свои религии, составляя перечни богов и выстраивая их в иерархии. Но балтийские племена не делали ничего подобного. В разных регионах почитали своих богов, которых затем описывали путешественники, проповедники и хроникёры, часто не сверявшие свои записи друг с другом.

Из-за этого современным учёным бывает трудно понять причину такого противоречия. К примеру, есть два божества: у них разные имена, но похожие функции. Идёт ли речь о двух разных богах, об имени одного и того же божества на разных языках или, к примеру, об имени бога и его титуле? Лингвистический и исторический анализ даёт ответы на некоторые вопросы, но и его возможности ограничены, так что о том, какими в реальности были многие балтийские божества, остаётся только гадать. Но кое-что можно сказать с уверенностью.

Старик в середине — Диевас Jēkabs Bīne

Верховным богом балтов обычно называют Диеваса, или Дейвса — божество неба и света, прародителя остальных богов. У отдельных балтийских народов похожий персонаж выступал под другими именами, например Окопирмс или Нънадей. Правда, словом «Диевас» балты называли совокупность всех богов вообще, из-за чего учёные сомневаются, что Диевас осознавался как отдельный персонаж с собственным характером. А если да, то в нём видели довольно пассивное и отрешённое божество неба, не вмешивающееся в жизнь людей.

Зато сын Диеваса, бог-громовержец Перкунас, оказался гораздо известнее и популярнее. Это был бог мужчин и подобающих мужчинам с точки зрения древних балтов занятий: сначала он выступал покровителем земледельцев, дарующим хорошую погоду, позже стал божеством воинов и покровителем верховной власти. Предположительно, некоторые племена называли его именем Дивирикс. Это переводится как «Бог-Правитель» и указывает на то, что ему подчинялись все остальные боги, кроме, возможно, его отца Диеваса.

Многие исследователи указывают на параллели между Перкунасом и божествами соседних народов — славянским Перуном и скандинавским Тором. Считалось, что вооружённый секирой Перкунас разъезжает по небу на колеснице и мечет молнии в злых духов.

Другой бог, которого тоже часто упоминают в связи с Перкунасом — Велняс, или Велс. Его иногда называют главным противником громовержца. Велса связывали, с одной стороны, со смертью и подземным загробным миром, а с другой стороны — со скотом и богатством. Сама по себе такая амбивалентность нормальна для бога земли. Например, древние римляне связывали с богатством бога Плутона, также выполнявшего функции покровителя мира мертвых.

А вот действительно ли Велняс и Перкунас противопоставлялись друг другу, непонятно. В пользу этой теории говорит концепция «основного мифа» —гипотетической общей для всех индоевропейцев легенды. Один из центральных сюжетов этого предполагаемого мифа — борьба бога-громовника и связанного с землёй чудовища, чаще всего змея или дракона.

Но сама идея такой реконструкции единой индоевропейской мифологии вызывает немало критики. Нельзя исключать, что тот же Велняс приобрёл отрицательные черты уже по мере постепенной христианизации прибалтийских народов, когда его из-за внешнего вида и связи с подземным миром отождествили с дьяволом и после этого записали в злодеи.

Ещё один важный бог, или, скорее, мифологический персонаж, — Совий, история о котором записана в XIII веке. Согласно легенде, он отдал своим детям селезёнку убитого им кабана и велел её приготовить, но дети съели её сами, и разгневанный Совий «сошёл в ад». Там его отыскал один из сыновей и решил похоронить. Но закопанный Совий ожил и вернулся, пожаловавшись на то, что его тело едят черви. Тогда сын положил тело отца в дерево, но там его стали грызть насекомые. И только после кремации Совий упокоился с миром.

Миф о Совии Romualda Petrauskas

Принято считать, что этот миф рассказывает о возникновении обряда похорон через сожжение, распространённого среди древних балтийских племён. При этом самого Совия одни учёные называют богом, проводником душ в мир мёртвых, другие — культурным героем, научившим людей хоронить «правильно», а третьи вообще считают, что это титул жрецов, руководивших обрядами кремации.

Но несомненно, что хроникёр, записавший легенду, считал Совия важным персонажем: он называл известные ему прибалтийские народы «совица», определяя их именно через связь с этой фигурой. Причиной может быть то, что на тот момент прибалтийские племена воспринимали кремацию как свой уникальный обычай, отличавший их от соседей, перешедших к похоронам в земле по мере распространения христианства.

Большинство женских персонажей в дошедших до нас балтийских легендах связаны с сюжетом так называемой «небесной свадьбы» луны и солнца. Эта история в разных вариантах встречается у всех балтийских народов — как сохранившихся до наших дней, так и вымерших. Чаще всего в различных версиях мифа фигурирует воплощение солнца, богиня Сауле, и её муж, воплощение месяца Менулис, а также утренняя заря Аусра, с которой Менулис в некоторых версиях легенды изменил жене. Иногда упоминаются и другие их родственники, женские персонификации планет и звёзд.

Дочерью солнца и луны называли Жемину — воплощение земли, богиню плодородия и растений. В её честь проводили обряды на свадьбах или во время сбора урожая, а традиция целовать землю, выражая почтение к Жемине, сохранялась в Прибалтике даже после распространения христианства. В некоторых версиях её называют женой Перкунаса, чем объяснялся интерес громовержца к её семье: он наказывал провинившийся месяц за измену, разрубив его на части. Так обосновывали смену лунных фаз.

Дочери Сауле Janis Rozentāls

Другая известная богиня — Медейна, воплощение леса. В XV веке польский историк Ян Длугош сравнил её с римской Дианой, но что он имел под этим в виду, непонятно. Романтические историки на основании этого сравнения и некоторых других элементов придумали яркий образ прекрасной лесной девы, «богини-волчицы», но уверенности в том, что она так воспринималась древними балтами, у нас нет. Можно сказать только то, что к ней обращались за помощью охотники, и с ней были связаны разбросанные по территории Литвы священные камни: «заячьи церкви» и «волчьи стопы».

Наконец, особое место среди прибалтийских народов занимали богини счастья, удачи и судьбы, носившие разные имена: Лайма, Декла или Карта. Их иногда пытаются соотносить с греческими мойрами или скандинавскими норнами, определяющими человеческие судьбы, но это кажется малообоснованным. Богиня счастья чаще фигурирует в одиночку, пусть и под разными именами у разных народов, и ведёт себя гораздо доброжелательнее.

Балтийские боги сейчас вошли в поп-культуру Литвы и Латвии

Наиболее известная, Лайма, воплощает в первую очередь не безжалостный рок, а удачу, счастливый случай и успех. В народном фольклоре её противопоставляют богине Гильтине, олицетворяющей смерть и невезение, что напоминает славянский сказочный сюжет о Доле и Недоле.

Мифы Западной Сибири: ханты и манси

В мифологии остальных финно-угорских народов есть немало параллелей с историей «Калевалы», например мотив создания мира из яйца или сходство в имени верховного небесного бога. Но есть и немало различий, связанных с разницей в культуре, технологическом уровне и окружении. К примеру, у большинства финно-угорских племён нет богов моря и мифов о нём или заимствований из скандинавских легенд. Зато гораздо шире представления, восходящие к шаманизму.

Шаманы играли в большинстве финно-угорских обществ очень большую роль. Следы шаманских ритуалов и шаманского призвания сохранились даже в венгерской культуре, где много веков после распространения христианства сохранялась традиция так называемых «талтошей» — особых людей, видевших духов и демонов. А некоторые исследователи называют прообразом шамана и Вяйнямёйнена, который сражался с врагами не как «классический» богатырь с оружием в руках, а песнями и заклинаниями. У северных и восточных финно-угорских народов шаманы сохранялись не только в фольклоре, но и на практике, что отражалось в мифологии.

Правда, очень многие их мифы пропали. Эти племена веками не имели своих государств: их подчиняли себе то христианские, то мусульманские державы, чья культура и религиозные воззрения сливались с финно-угорскими представлениями и постепенно заменяли их. Не считая «Калевалы», лучше всего сохранились мифы ханты и манси — народов, обитающих в Западной Сибири. К счастью, есть основания предполагать, что многие из их идей схожи с представлениями других финно-угорских народов: коми, марийцев, мордвы, удмуртов и прочих.

Предметы культуры и хозяйственные инструменты ханты и манси конца XIX — начала XX века

Центральная особенность их мифологии — дуализм: представление о том, что мир создан парой двух божеств, добрым и злым, которые с тех пор борются друг с другом. Многие исследователи видят в этом древние заимствования мифов ираноязычных народов, среди которых представление о двух божествах было широко распространено, или упрощение христианского или мусульманского противостояния Бога и Дьявола. И кое-что, несомненно, было заимствовано: например, одно из имён злого божества у удмуртов — Шайтан.

Но, скорее всего, отдельные имена, понятия и образы чужих религий просто упали на благодатную почву собственно финно-угорского дуалистичного мифа. В конце концов, мысль о том, что мир сотворён двумя силами, одна из которых ответственна за зло, а другая — за добро, достаточно интуитивная. Исследователи находят её у разных народов, включая некоторые племена Северной Америки, а в финно-угорских легендах эта идея, скорее всего, появилась сама и позже вобрала элементы чужих религий.

Ханты находили скелеты мамонтов и считали, что это останки древних водоплавающих животных, что нашло отражение в их фольклоре Валерий Петрович Слаук

Собственно, среди хантов и манси до сих пор немало людей относят себя к шаманистам и практикуют многие традиционные ритуалы. При этом по меньшей мере часть из них называет себя православными, и сказать, во что именно они верят и как проводят границы между христианскими персонажами и собственными богами и духами, непросто. На всякий случай я напишу об этих мифах в прошедшем времени, как о мифах других народов — хотя не исключено, что эти представления живы до сих пор.

Верховного доброго духа хантов и манси звали Нуми-Торум. Ему противостоял повелитель злых духов — Куль-Отыр. Некоторые версии называют богов братьями, сыновьями общего прародителя Корс-Торума, но чаще всего его называют отцом только Нуми-Торума. В любом случае, согласно широко распространённому мифу, мир возник, когда Корс-Торум или же Нуми-Торум, плавая по предвечному океану, поручил гагаре нырять за илом, из которого и появилась суша. Причём в некоторых версиях облик гагары принял Куль-Отыр.

Деревянные идолы манси

В некоторых мифах после возникновения суши Куль-Отыр воспользовался тем, что верховный бог уснул, и начал таскать его по земле, чтобы убить. В тех местах, где тело Нуми-Торума оставило борозды, возникли горы. А потом, чтобы избежать наказания за свои проступки, Куль-Отыр сбежал в подземный мир через дыру в земле, которую Нуми-Торум оставил своим посохом. Через эту же дыру в обычный мир из подземного проникли полчища комаров, а в дальнейшем из неё выходили духи болезней.

Эта история задаёт основу мифологии хантов и манси. Во главе их пантеона стоял Нуми-Торум — правитель неба, изображавшийся в виде старика в сверкающих золотых одеждах, живущий на небе в окружении богатств. На заре существования мира именно он рассказал людям секреты ритуалов, научил рыболовству, созданию одежды, охоте, установил базовые нормы поведения: запретил инцест и жестокие убийства. А после сотворения мира и установления его законов Нуми-Торум обеспечивал людей солнечным светом и удачей, а также защищал от Куль-Отыра.

Нуми-Торум

Кроме правителей небесного и подземного миров важное место в мифологии хантов и манси занимают богини, связанные со «средним», земным миром, где и живут люди. В первую очередь это Калташ-Эква — богиня жизни и, по некоторым мифам, жена и сестра Нуми-Торума. Согласно легендам, он скинул её с небес на землю в наказание за измену или после того, как она попросила мужа построить ей дом из костей всех живых существ. Причём в последнем мифе Нуми-Торума разозлила не жестокость жены, а то, что она что-то от него требовала.

Но оказавшись на земле и став её правительницей, Калташ-Эква превратилась в доброе божество, вдыхающее в людей жизнь и присматривающая за младенцами. Иногда её саму называют дочерью другого женского божества — богини земли Йоли-Торум-Шань. С ней связана история появления первого человека: согласно мифам, сначала боги сделали людей из дерева, но фигурки похитил Куль-Отыр, и их пришлось переделывать из глины, в которую Йоли-Торум-Шань вдохнула жизнь. По альтернативной легенде, фигурки, сделанные из брёвен лиственницы, сами превратились в расу злых великанов-менквов, и боги сделали другую версию людей из тальника и глины.

Ханты и манси рассказывали истории не только о правителях и правительницах отдельных миров, но и о целом ряде менее важных божеств, персонификаций явлений природы. В первую очередь это воплощение луны, старик Этпос-ойка, чьей хронической болезнью некоторые племена объясняли смену лунных фаз, и богиня солнца Хотал-эква.

Также они верили в богиню огня Най-Эква и бога грома Сохыл-Торум. Считалось, что он развозит по небу воду на оленьей упряжке, и когда он резко ударяет своих оленей вожжой, то вспыхивает молния, а от резкого рывка часть воды проливается на землю дождём. Иногда всех этих богов и богинь признавали братьями и сёстрами Калташ-Эквы и Нуми-Торума, выстраивая таким образом общую божественную семью от Корс-Торума.

Но в повседневной жизни ханты и манси почитали в первую очередь семерых сыновей Нуми-Торума, особенно младшего по имени Мир-суснэ-хум. По легенде, он вырос на Земле, где воспитал собственного коня, которому бог-кузнец приделал восемь крыльев. После этого Мир-суснэ-хум начал облетать вселенную, сражаясь со злыми духами и чудовищами. Он также научился принимать облик гуся и вообще установил особую связь с птицами: даже идолы в его честь иногда делались в форме гуся, а не человека. После распространения христианства многие черты Мир-суснэ-хума перенеслись на Иисуса.

Мать Калтась (Калтысь-Эква) Алексей Фанталов

А его шесть братьев считались покровителями отдельных регионов расселения хантов и манси и часто связывались с присущими тем или иным областям занятиями и природными явлениями. Например, Ас-ях-Торум, бог верховий Оби, распоряжался рыбой и пушниной в этом регионе, покровительствуя рыбакам и охотникам. Как и его младший брат, он превращался в птицу — но не в гуся, а в чайку.

Нёр-Торум — бог Урала, хранитель оленьих стад. После того, как отец запретил ему проливать кровь, он создал горы, превращая в камень каждого посягнувшего на его богатства. А бог реки Средняя Сосьма Тайт-котль-Торум считался особенно воинственным: про него рассказывали легенды, в которых он сражался с чужими богатырями или лесными чудовищами-менквами.

Надо добавить, что помимо семерых сыновей у Нуми-Торума был ещё один ребёнок — медведь. Согласно легендам, это животное спустили на землю за непослушание отцу, и с тех пор оно сохраняло особую связь с небесным миром. У хантов и манси, как у многих других финно-угорских народов, существовал культ медведя — хотя эти животные не считались полноценными богами, с ними связывалось множество ритуалов и поверий.

Так, считалось, что они нападают только на грешных людей, а люди, в свою очередь, убивают только грешных медведей. Убив медведя, охотники также проводили специальные ритуалы, призванные отвести гнев его духа.

Ханты и манси, как и другие финно-угорские народы, вообще уделяли много внимания почитанию локальных духов — покровителей конкретных рек, скал или лесов. При этом многие финно-угры считали таких духов «матерями»: матерями леса, озера, реки, скал. Этим они существенно отличались, к примеру, от древних славян, воспринимавших водяных и леших в первую очередь как мужчин.

Но о низовой мифологии финно-угорских племён, в которой найдётся достаточно материала для полноценной фэнтези-вселенной, стоит написать отдельный текст, а в идеале — сделать большую видеоигру.

Царь Идущих Облаков (Нум-Торум и его семья) Алексей Фанталов

Это мифы лишь малой части народов, населяющих территорию современной России. Собственные легенды сохранились у народов Кавказа, Сибири, Крайнего Севера и множества других частей страны.

Т.Г. Юфа

#месяцдревнейруси #мифология #лонг

Теги

Adblock
detector